Русский авиатор и спортсмен Сергей Исаевич Уточкин (1876 – 1916). Часть 2

Когда Королева спросили: что вам особенно запомнилось с детских лет? Он ответил: Сергей Уточкин.
Было тогда Сереже Королеву семь лет. Сидя на плечах деда – а было это в Нежине, – он, потрясенный, видел, как знаменитый русский летчик начала века взмыл над ликующей толпой на легких полотняных крыльях под неистовый рев бензинового мотора.
– С этого и началось мое влечение к небу, – закончил рассказ будущий Главный конструктор в области космонавтики.
                                                                                                                   Василий Захарченко

Его первые показательные полеты состоялись в Киеве, в апреле того же 1910 года. Киевляне до приезда Уточкина еще ни разу не видели летящего аэроплана. На «скаковом кругу» собралось не менее сорока тысяч зрителей. Константин Паустовский, в то время гимназист, вспоминал много лет спустя: «Толпа кричала: «Браво Уточкин!», бросала в воздух шапки, свистела и аплодировала». Уточкин совершил в Киеве три полета и отправился в Москву. Полеты Уточкина в Белокаменной состоялись на скаковом ипподроме. Бесстрашие Уточкина поражало. Описывая над полем ипподрома большие круги, он высоко не поднимался, метров на 100 максимум, но временами закладывал такие крутые виражи, что зрители «прямо-таки ахали от восхищения».

Объявление в газете об авиационном представлении с участием С. Уточкина

Объявление в газете об авиационном представлении с участием С. Уточкина

В июне 1910 года в Варшаве были устроены авиационные состязания, или, как говорили в те времена, «авиационный митинг». В нем согласились принять участие «лучшие авиаторы всего света», как обещали афиши, – 12 иностранных пилотов и один русский, Сергей Уточкин. Когда другие авиаторы, участники «митинга», опасаясь сильного ветра, отсиживались в ангарах в ожидании лучшей погоды, Уточкин выводил свой «Фарман», поднимался в воздух и летал в одиночку.
Осенью 1910 года Императорский Всероссийский аэроклуб решил провести большие авиационные состязания российских летчиков. В конце августа, закончив очередные полеты в Москве, Сергей Исаевич прибыл в Санкт-Петербург, как раз к началу Всероссийского праздника воздухоплавания (так назывались петербургские состязания). 21 сентября в состязаниях профессионалов на точность спуска первый приз – у Уточкина. 22 сентября в борьбе на продолжительность полета без спуска он занимает второе место, в состязаниях на высоту полета – третье. Интерес у участников вызвали состязания на приз морского ведомства на точность посадки на условную палубу корабля. И здесь Уточкин был вторым, после Михаила Ефимова. Сергей Исаевич посадил свой аэроплан в 8 метрах от центра, а Ефимов – в пяти. За точность планирующего приземления на Ходынском поле он получил серебряный кубок из рук самого Жуковского. Тысячи людей шли посмотреть на чудо века – аэроплан, восхищались мастерством и мужеством отечественных пилотов, радовались их успехам, горько переживали неудачи, падения. Публичные полеты были всенародными праздниками.

Авиатор С. И. Уточкин в аэроплане перед полетом во время Всероссийского праздника воздухоплавания. Сентябрь 1910 г.

Авиатор С. И. Уточкин в аэроплане перед полетом во время Всероссийского праздника воздухоплавания. Сентябрь 1910 г.

В конце 1910 года Уточкин завершил постройку собственного биплана, выполненного по схеме «фарман». Аппарат получился удачным. В декабре авиатор совершил на нем десятки полетов над Одессой и продолжительный полет над морем (полтора часа). На своем «Фармане» Уточкин облетел всю Центральную Россию, устанавливая рекорды и в дальности, и в высоте, и в продолжительности.
Свой сотый полет летчик совершил 15 июля 1911 года в Одессе. «Несмотря на неблагоприятную погоду, – сообщало на следующий день «Зеркало Одессы», – вчерашний юбилейный полет Уточкина прошел блестяще и собрал на территории выставки несколько тысяч человек. Ровно в семь часов вечера авиатор, усевшись на «фарман», взял небольшой разгон и быстро очутился над открытым морем. Описав над ним несколько красивых кругов, Уточкин через три с половиной минуты спустился на территорию, встреченный громкими аплодисментами публики».

YouTube Трейлер

В общей сложности Сергей Уточкин совершил около 150 полетов на аэроплане почти в 70 городах мира. Конечно, ему не раз приходилось переживать смертельно опасные минуты. В Екатеринославе ветер бросил аэроплан на деревья. В Ростове из-за остановки мотора машина упала и едва не погубила пилота. Опасное падение произошло также недалеко от Бендер. Но авиатор уцелел. Наверное, у него был свой ангел-хранитель.
Через неделю после юбилейного полета в Одессе Уточкин принял участие в первом в России дальнем перелете Петербург – Москва.

Плакат перелета «Петербург-Москва». Сергей Уточкин (в среднем ряду слева) среди других участников Первого перелета из Петербурга в Москву, 10-11 июля 1911 года

Плакат перелета «Петербург-Москва». Сергей Уточкин (в среднем ряду слева) среди других участников Первого перелета из Петербурга в Москву, 10-11 июля 1911 года

Перелет, вызвавший поначалу всеобщий восторг, стал сущей авантюрой. Здравомыслящие люди считали эту дистанцию крайне трудной, а в плохую погоду просто непреодолимой. В день старта, 10 июля, задул шквальный ветер, и пошел дождь, авиаторы отказывались взлетать в небо. Но Уточкин заявил, что полетит хоть один, во что бы то ни стало. Он горел от нетерпения, и когда на Комендантском аэродроме был дан старт, он озорно крикнул провожающим: «Еду чай пить в Москву. Прощайте!», первым сорвался с места и взвился в облака. Вслед за ним все участники подняли свои аппараты. Однако попить чаю в Москве ему не удалось. Проблемы возникли сразу же, поскольку летчики ориентировались по железной дороге, а обзора в плохую погоду не было. Отважные летчики такого натерпелись в том состязании, что иные уже в воздухе были на грани помешательства. В итоге 15 искалеченных авиаторов завершили перелет на госпитальных койках, один погиб, и лишь Александр Васильев все же долетел до Москвы, как бы наперекор всему символизируя неистребимую готовность русского человека лечь костьми ради хоть какого-то результата. Их, в общем-то, никто и не заставлял подниматься в воздух. Когда же пошли разговоры об отмене перелета, среди участников поднялся ропот, а Николай Шиманский вообще закатил скандал, пообещав пустить себе пулю в лоб, если его не выпустят на трассу. Он, кстати, и был тем, кто насмерть разбился на следующий день.
Вначале у Уточкина все шло нормально, ничто не предвещало неудачи. Летчик намеревался покрыть расстояние до Москвы без промежуточных посадок. Для чего установил на «блерио» баки, позволяющие взять с собой сто пятьдесят килограммов бензина и масла. Но в десяти километрах от Новгорода забарахлил мотор, и пилот вынужден был посадить машину на шоссе. Солдаты мастерской Выборгского пехотного полка кое-как отремонтировали аэроплан, а чуть забрезжил рассвет, Уточкин вновь взлетел. Но на этот раз удача изменила ему. В 25-ти километров от Крестцов, у деревни Вина произошла авария. Летательный аппарат попал в сильную «болтанку». Аэроплан бросило вниз, и пилот выключил мотор. Самолет врезался в крутой берег реки, Уточкин успел выпрыгнуть из машины, но был задет крылом и без чувств упал в воду. Его спасли крестьяне. При падении авиатор получил тяжелые травмы: надлом черепной коробки, перелом ноги, руки, вывих ключицы, коленной чашечки, тяжелые ушибы грудной клетки и головы…

Разбитый самолет С. Уточкина в 20 верстах от Крестцов

Разбитый самолет С. Уточкина в 20 верстах от Крестцов

Находясь в сознании, Уточкин терпеливо ожидал прибытия помощи. Сначала его перевезли в Крестцы, а затем – в Москву. Оргкомитет перелета поддержал пострадавшего, выделив на лечение три тысячи рублей. Здоровая натура авиатора взяла верх над недугами и через полтора месяца он снова летал.
Не оставлял Сергей Исаевич своих работ и по конструированию. В июле 1912 года он построил моноплан «блерио» с увеличенной удельной нагрузкой на крыло. Скорость самолета превысила сто километров в час.
Показательные полеты Уточкина способствовали популяризации авиационного дела в России. У многих они пробудили желание летать и строить аэропланы. Под впечатлением выступлений Сергея Исаевича пришли в авиацию Сергей Ильюшин, Владимир Климов, Александр Микулин, Петр Нестеров, Николай Поликарпов, Павел Сухой.

(Окончание следует)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники