Архив рубрики: Первые шаги авиации (от древних времен до 1914 года)

Самолеты Григоровича ч.1.

В 1909 году петербержец, юрист С.С. Щетинин приступает к созданию в России первого авиационного завода.

Поначалу, завод выполнял нужды аэроклубов и частных лиц, а в 1912 году начали поступать заказы военного ведомства. К 1914 году предприятие изготовило для военных уже 57 монопланов «Ньюпор-IV» и 36 бипланов «Фарман».

Но наибольшую известность завод получил благодаря выпуску летающих лодок для морской авиации автора Д.П. Григоровича. Читать далее

Российский летчик Николай Евграфович Попов. Часть 3

Сразу же после окончания «авиационной недели» Попов прибыл на Гатчинский аэродром, куда уже доставили новый «Райт», предназначенный для подготовки военных летчиков. Попов должен был опробовать эту машину и обучить летать на ней поручика Руднева, выделенного для этой цели командованием офицерской воздухоплавательной школы.
Однако учить не довелось. 21 мая 1910 состоялся первый вылет самолета. В тот день аппарат должна была принимать комиссия, в которую входил и поручик Руднев. Пилоту надлежало лететь с пассажиром или с грузом. Но Попов прежде решил проверить аппарат сам. Начался полет нормально. Заняв место за рычагами управления, Попов благополучно взлетел и около четверти часа прокружил в воздухе. Убедившись в исправности аппарата, он собрался идти на посадку, когда внезапно остановился мотор. С высоты тридцати метров аппарат вдруг устремился к земле. Руднев рассказывал потом: «Мы увидели, как аппарат перевернулся и раздался треск ломающегося дерева…» Читать далее

Российский летчик Николай Евграфович Попов. Часть 2

После этого Попов всерьёз увлёкся авиацией. В 1909 году он уехал во Францию, где стал работать механиком в авиашколе, созданной братьями Райт под Парижем, что позволяло ему проводить целые дни на аэродроме Жювизи под Парижем. Однажды шеф-пилот фирмы Шарль де Ламбер взял в полет Попова в качестве пассажира, и десятиминутное путешествие на аэроплане решило его дальнейшую судьбу. Попов стал самостоятельно тренироваться в полетах. 13 декабря 1909 года он совершил свой первый самостоятельный вылет на аэроплане «Райт». Первый полет, вернее, попытка самостоятельно взлететь на «Райте» в школе в Жювизи закончилась аварией: из-за неправильного движения рулями Попов опустился слишком резко и довольно сильно расшибся. Пострадали оба: и самолет, и будущий пилот. Читать далее

Российский летчик Николай Евграфович Попов (1878 – 1929). Часть 1

Имя Н. Е. Попова вы встретите и в Большой советской энциклопедии, и в Советской военной энциклопедии. Но только имя, не более. В статье «Авиация» (том 1 СВЭ) можно прочесть, например, что «первыми русскими летчиками были Н. Е. Попов, М. Н. Ефимов, С. И. Уточкин, А. А. Васильев, Г. В. Алехнович, Б. И. Российский и др., полеты которых способствовали популяризации и развитию авиации в России».
И о Ефимове, и об Уточкине, и о Российском, и о некоторых других русских летчиках написано немало и весьма подробно. О Попове же, открывающем список пионеров авиации, – почти ничего. А то, что все-таки можно встретить в отдельных статьях, либо неточно, либо содержит самые общие, очень беглые сведения. Читать далее

Первая женщина-авиатор России – Лидия Зверева (1890 – 1916). Часть 3

В апреле 1913 года в Зассенгофе, пригороде Риги, Лидия вместе с мужем открывает предприятие – авиационную мастерскую. Уже в октябре 1913-го с конвейера их предприятия сходят первые две машины – самолеты-разведчики «Фарман-XVI». Испытания проходят успешно, и авиаторы получают новый заказ – на изготовление восьми машин. И с этим заданием они справились «на отлично». Это было первое в России авиационное промышленное предприятие, во главе которого стояли не инженеры, а летчики-практики. Им удалось получить заказ Военного министерства на изготовление французских аэропланов-разведчиков «Фарман-16». Читать далее

Первая женщина-авиатор России – Лидия Зверева (1890 – 1916). Часть 2

В это же время петербургские энтузиасты запланировали осуществить неслыханной дерзости затею – первый перелет на аэропланах из Петербурга в Москву, своеобразное состязание авиаторов «кто долетит?», пусть и с необходимыми промежуточными посадками. Летели тогда без навигационных приборов, без закрытой кабины, ориентируясь в буквальном смысле по шоссе, населенным пунктам или железной дороге, с ненадежными моторами, над лесом, над водой, да еще с пассажиром в придачу.
Сегодня мы уже с трудом представляем, что в 1911 году перелет из Петербурга в Москву, даже с неизбежными посадками, казался предприятием неосуществимым. «От этих слов веет какой-то фантастической сказкой!» — писала одна из петербургских газет, сообщая о готовящемся перелете. В самом деле, давно ли аппарат авиатора Шарского рухнул на лес на перелете Гатчина–Петербург! А тут почти 700 километров над незнакомой местностью, на легких машинах, без навигационных приборов… Читать далее

Первая женщина-авиатор России – Лидия Зверева (1890 – 1916). Часть 1

Слова «летчица» в 1911 году еще не было, как и слова «летчик» (его появление в языке несколькими годами позже ошибочно припишут Велимиру Хлебникову). Каким же словом назвать Лидию Звереву – первую русскую женщину-авиатора, сумевшую взлететь на аэроплане, выполнить несколько фигур пилотажа и самостоятельно посадить машину на поле Гатчинского аэроклуба?
Газеты, публикуя восторженные заметки об этом событии, долго не могли подобрать подходящее русское слово для обозначения этого совершенно нового явления в нашей действительности. Первая русская женщина – пилот аэроплана! Женщина-авиатор! И наконец, кто-то из журналистов придумал специально о ней — авиатрисса! Читать далее

Моноплан «Bleriot-XI»

Самолет Луи Блерио, на котором он 25 июля 1909 г. пересек пролив Ла-Манш, – «Bleriot-XI».
Модель из картона. Распечатать, вырезать и склеить.
Масштаб модели: 1/33. Лист формата А4.

Моноплан «Bleriot-XI» Моноплан «Bleriot-XI» Читать далее

Военная авиация перед Первой мировой войной. Часть 6

А в 1913 г. в Санкт-Петербурге прошел международный конкурс на лучшую модель военного самолета, который должен был стать главной ударной силой нового русского воздушного флота. Условия конкурса были довольно жесткими: аэроплан должен был лететь не менее 3 часов со скоростью не менее 80 км\ч, нести на себе пулеметы и бомбы и, самое главное, все иностранные авиаконструкторы допускались к участию только с обещанием открыть – в случае победы – производство самолетов в России.
Главный спор развернулся между французскими авиаторами, хотя к тому времени в России уже были свои самолетостроители – например, в Москве инженер Юлиус Меллер основал завод «Дукс», а в Риге на Русско-Балтийском вагонном заводе инженер Игорь Сикорский начал строить свои оригинальные аэропланы. Именно Сикорский и стал главным победителем конкурса. Читать далее

Русский авиатор и спортсмен Сергей Исаевич Уточкин (1876 – 1916). Часть 3

«Если человек долго находится под действием солнечных лучей, он ими пропитывается, его мозг, его организм удерживают в себе надолго эти лучи, и весь его характер приобретает особую яркость, выразительность, выпуклость и солнечность. Эта насыщенность лучами солнца сохраняется на долгое время, пожалуй навсегда. Ярким примером тому может служить Сергей Уточкин – кого мы ещё так недавно искренно оплакали. Он умер и унес с собой частицу ещё не израсходованного запаса солнца. А излучался он постоянно, и все его друзья и даже посторонние грелись в этих ярких по-южному, пышных струях тепла и радости».
                                                                                                        Аркадий Аверченко

Уточкина начинают преследовать неудачи. Весной 1912 года он приехал в Петербург. 13 мая во время многолюдного гуляния на Елагином острове, пытаясь взлететь с Невы на «Фармане» с поплавками, Уточкин столкнулся с лодкой, и его гидроплан едва не пошел ко дну. Неудачными также оказались полеты две недели спустя с Семеновского ипподрома. Слава Уточкина – «короля воздуха» – стала блекнуть. Читать далее